Рубрика ИЗ ЗАЛА СУДА

28.02.18 в 15:25

Ведущая рубрики:
АРХИПОВА Евгения Анатольевна,
пресс-секретарь
Третьего арбитражного апелляционного суда,
государственный советник юстиции 3 класса

Привлечение к субсидиарной ответственности контролирующих
должника лиц в связи с неисполнением обязанности, установленной статьей 9 Закона о банкротстве

Защита имущественных интересов кредиторов должника обеспечивается не только детальной регламентацией процедуры банкротства Федеральным законом от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве), но и их своевременным информированием о неплатежеспособности (недостаточности имущества) должника. Одной из мер, направленных на такое информирование, является предусмотренная законом обязанность руководителя юридического лица самостоятельно и своевременно подать заявление о банкротстве общества в случае выявления свидетельствующих об этом признаков, и, тем самым, предупредить необоснованное возникновение новых обязательств, а также предоставить существующим кредиторам возможность своевременно среагировать на сложившуюся у должника ситуацию.

Согласно пункту 1 статьи 9 Закона о банкротстве руководитель должника обязан обратиться с заявлением должника в арбитражный суд в случаях, определенных данной нормой, в том числе в случае, если должник отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества. Неисполнение данной обязанности является основанием для привлечения руководителя к субсидиарной ответственности.

Приведенное выше положение пункта 1 статьи 9 Закона о банкротстве было сформулировано в существующем в настоящее время виде Федеральным законом от 28.04.2009 г. № 73-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и неоднократно становилось предметом анализа при рассмотрении споров в арбитражных судах.

В принятом Верховным Судом Российской Федерации Постановлении от 21.12.2017 г. № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» вопросам субсидиарной ответственности за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника о собственном банкротстве посвящен целый блок разъяснений, выделенный в специальный раздел, что само по себе свидетельствует о важности данного вопроса, несмотря на кажущуюсяпростоту его решения.

В Третьем арбитражном апелляционном суде также сложился значительный пласт практики по делам о привлечении контролирующихдолжника лиц к субсидиарной ответственности по такому основанию как нарушение обязанности по подаче заявления в арбитражный суд о признании должника банкротом, которая, несмотря на изменение правового регулирования всвязи с утратой силы статьи 10 Закона о банкротстве и введением в действие главы III.2 данного закона, посвященной ответственности руководителя должника и иных лиц в деле о банкротстве, Федеральным законом от 29.07.2017 г. № 266-ФЗ, остается актуальной и на сегодняшний день.

Согласно пункту 9 названного выше постановления Пленума обязанность руководителя по обращению в суд с заявлением о банкротстве возникает в момент, когда добросовестный и разумный руководитель, находящийся в сходных обстоятельствах, в рамках стандартной управленческой практики, учитывая масштаб деятельности должника, должен был объективно определить наличие одного из обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 9 Закона о банкротстве.

Из системного толкования абзаца 34 статьи 2, пункта 2 статьи 3, пункта 2 статьи 6, пункта 2 статьи 33 Закона о банкротстве следует, что юридическое лицо является неплатежеспособным, то есть неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если требования к должнику составляют не менее чем установленный законом размер и указанные требования не исполнены в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены. Недостаточность средств предполагается, если не доказано иное.

Вместе с тем, коммерческая деятельность, особенно в кризисный период, изначально предполагает возможность возникновения у юридического лица временных финансовых затруднений и кредиторской задолженности, а триста тысяч рублей не всегда является значительной суммой в рамках предпринимательской деятельности организаций.

Так каков же конкретный момент возникновения обязанности руководителя должника подать заявления о банкротстве?

Обзор судебной практики Третьего арбитражного апелляционного суда за период с 2015 года по первое полугодие 2017 года дает следующие ответы на данный вопрос.

В рамках дела А33-17156/2010к31 (постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 19.02.2016 г.), привлекая руководителя должника к субсидиарной ответственности, суд исходил из комплексной оценки финансовой ситуации на предприятии, в том числе с учетом динамики коэффициентов ликвидности, платежеспособности и финансовой устойчивости. При этом было установлено, что при наличии указанных обстоятельств руководитель должника не подал заявление о банкротстве, а продолжал принимать на предприятие новые обязательства, что свидетельствовало о нарушении прав кредиторов и наличии признаков субсидиарной ответственности.

В делах № А74-4972/2012 (постановление от 14.10.2015 г.),
№ А74-7341/2014 (постановление от 21.12.2015 г.) судом было отказано в привлечении руководителя к субсидиарной ответственности, поскольку суд пришел к выводу об отсутствии доказательств, свидетельствующих о прекращении исполнения должником обязательств перед кредиторами в результате недостаточности денежных средств. Данный вывод основывался на том, что само по себе наличие задолженности по уплате обязательных платежей в размере, установленном законом, не может однозначно свидетельствовать о неплатежеспособности должника и являться безусловным основанием для немедленного обращения в арбитражный суд с заявлением о признании должника несостоятельным (банкротом).

В ходе рассмотрения дела № А74-8435/2014 (постановление 20.09.2016 г.) при определении признаков недостаточности имущества конкурсный управляющий исходил из обстоятельств превышения обязательств над активами предприятия согласно данным бухгалтерской отчетности. Однако суд не согласился с данными доводами и отказал в привлечении руководителя к субсидиарной ответственности, поскольку такое формальное превышение не является безусловным доказательством невозможности исполнения обществом своих обязательств и не порождает обязанности руководителя обращаться в судс заявлением должника.

Таким образом, сам по себе факт наличия кредиторской задолженности не свидетельствует о наличии у должника в лице его руководителя обязанности обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании должника несостоятельным. Обстоятельства дела должны давать основания для выводов об объективном банкротстве, на что указывает и Пленум Верховного Суда Российской Федерации в абзаце 2 пункта 9 названного выше Постановления от 21.12.2017 г. № 53.

Интересным также является вопрос о моменте, с которого возможно рассмотрение вопроса о привлечении руководителя должника к субсидиарной ответственности согласно статье 9 Закона о банкротстве. Если пределы ответственности ограничены пунктом 2 статьи 61.12 Закона о банкротстве, а предельные сроки обращения с соответствующим заявлением статьей 61.14 Закона, то на момент, с которого возможно принятие решения по вопросу о субсидиарной ответственности, прямого указания нет.

В рамках дела № А69-736/2014 (постановление от 07.07.2016 г.) суд пришел к выводу о том, что вопрос о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности не может быть рассмотрен до момента окончания формирования конкурсной массы и установления факта невозможности удовлетворения требований кредиторов за счет имущества должника.

В данном деле, отменяя определение суда первой инстанции о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя должника, суд апелляционной инстанции указал, что для определения размера субсидиарной ответственности, учитывая ее правовую природу, необходимо установить, какая часть требований кредиторов может быть погашена за счет имущества основного должника. До завершения реализации имущества должника этот вопрос не может быть разрешен с достаточной степенью достоверности. В связи с вышеизложенным суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности.

В завершении хотелось бы обратить внимание на еще одно интересное дело: № А33-17156/2010к31 (постановление от 19.02.2016 г.), в ходе которого суд сделал вывод о том, что для субсидиарной ответственности руководителя должника имеет значение фактический момент возникновения задолженности, а не дата решения суда об ее взыскании или дата исполнительного листа либо судебного приказа.

В указанном деле конкурсный управляющий, помимо прочего, требовал взыскать с директора в субсидиарном порядке долги организации по заработной плате. В доказательство он представил копии судебных приказов и исполнительных листов, согласно которым указанная задолженность подлежала взысканию с компании в пользу работников. Данные приказы, исполнительные листы были вынесены судом после того, как истек срок на подачу заявления должника и конкурсный управляющий посчитал, что все условия для привлечения директора к субсидиарной ответственности по этим долгам имеются. Однако суд с ним не согласился, так как из представленных документов нельзя было достоверно определить дату возникновения задолженности по заработной плате, поскольку для применения положений пункта 2 статьи 10 Закона о банкротстве (действовавшей на момент рассмотрения спора судом) важен именно фактический момент возникновения задолженности, а не дата решения суда о ее взыскании или дата исполнительного листа либо судебного приказа.

Приведенные в настоящей статье аспекты субсидиарной ответственности контролирующих лиц должника, хотя и являются наиболее яркими, однако не исчерпывают весь спектр вопросов в сфере применения норм статей 9 и 61.12 Закона о банкротстве. Полный текст Обзора судебной практики Третьего арбитражного апелляционного суда по рассмотрению споров о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности за период 2015 – 1 полугодие 2017 года доступен на официальном сайте суда в разделе «О суде»/«Деятельность суда»/«Обзоры и анализы судебной практики» (http://3aas.arbitr.ru/node/13787)