Рубрика: ИЗ ЗАЛА СУДА

04.07.18 в 09:05

Правовое обозрение №6 (195), июль–август, 2018


Ведущая рубрики:
Евгения АРХИПОВА,
пресс-секретарь Третьего арбитражного апелляционного суда,
государственный советник юстиции РФ
3 класса


Практика Третьего арбитражного апелляционного суда по отдельным категориям дел

28 июня 2018 года исполняется 11 лет с начала работы Третьего арбитражного апелляционного суда. Прошедший год жизни суда ознаменовался поступлением более 7000 апелляционных жалоб и рассмотрением почти 6000 дел.

Расскажем о 3 делах, которые интересны не только сутью спора и приводимыми сторонами в обоснование своей позиции доводами, но и тем, что по ним высказал свою позицию Верховный Суд РФ в качестве последней инстанции.


О сроке исковой давности по требованию к страховой компании

В рамках дела № А33-6102/2017 перед Третьим арбитражным апелляционным судом был поставлен вопрос о сроке исковой давности по требованию выгодоприобретателя к страховой компании о выплате страхового возмещения. Из материалов дела следовало, что ответчик (СПАО «Ингосстрах») не произвел выплату страхового возмещения, отказ в выплате страхового возмещения истцу не направлял, несмотря на то, что истец 15.01.2014 обратился в СПАО «Ингосстрах» с извещением о наступлении страхового случая и выплате суммы страхового возмещения в денежной форме. Обе стороны в судебном заседании подтвердили, что с извещением о страховом случае истцом были представлены оригиналы всех необходимых документов. Истец обратился в суд с иском 28.03.2017.Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции о пропуске истцом сроков исковой давности. В частности, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что о нарушении своих прав истец должен был узнать не позднее истечения срока для рассмотрения требования страхователя по существу, установленного статьей 62 Правил страхования транспортных средств от 06.08.2010, являющихся неотъемлемой частью договора страхования.

Верховный Суд Российской Федерации в определении от 9 июня 2018 года № 302-ЭС18-6390 поддержал изложенные выводы суда апелляционной инстанции, указав на то, что довод истца об отсутствии со стороны страховщика отказа в выплате страхового возмещения не имеет значения для определения начала течения срока исковой давности, поскольку, такой срок в силу ст. 200 ГК РФ применительно к правоотношениям сторон начал течь с того момента, когда в силу договора страховщик должен был ответить на поступившее заявление предпринимателя о страховой выплате, но не ответил на него. Являясь выгодоприобретателем по наступившему случаю повреждения застрахованного имущества и реализовав свое право на получение страховой выплаты посредством подачи страховщику заявления, истец лишен возможности ссылаться на неосведомленность об условиях страхования.


О налоговом споре «Бамтоннельстроя» и Межрайоной ИФНС России

16 февраля 2018 года определением от № 302-КГ17-16602 по делу
№ А33-17038/2015 Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации завершила спор между ООО «Бамтоннельстрой» и Межрайоной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Красноярскому краю о порядке исчисления налога на добавленную стоимость в случае признания сделки недействительной и применения двусторонней реституции, который будетинтересенвсем без исключения плательщикам названного налога.

Из материалов дела следовало, что заявитель – ООО «Бамтоннельстрой», основываясь на том, что недействительная сделка не влечет юридических последствий и недействительна с момента ее совершения, 21.11.2013 представил уточненную декларацию по налогу на добавленную стоимость за 2 квартал 2011 года с уменьшением суммы исчисленного налога на 205 712 329 рублей в результате исключения стоимости отгруженных товаров из налоговой базы. Решением инспекции, вынесенным по результатам камеральной проверки указанной уточненной декларации, обществу 24.12.2013 возвращен излишне уплаченный в бюджет налог в сумме 205 712 329 рублей. В последующем по результатам выездной налоговой проверки инспекция пришла к выводу о том, сумма налога 205 712 329 рублей подлежала заявлению к вычету не ранее
4 квартала 2013 года, и общество неправомерно скорректировало свою налоговую обязанность за 2 квартал 2011 года, что послужило основанием для привлечения общества к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении требований налогоплательщика по рассматриваемому эпизоду и удовлетворил требования общества о признании решения налогового органа о привлечении общества к налоговой ответственности частично недействительным, признав, что порядок исчисления налога на добавленную стоимость в случае признания сделки недействительной и применения двусторонней реституции не был прямо предусмотрен законодательством. Учитывая наличие у общества подтвержденного налоговым органом права на возврат указанного налога, а также факт возврата инспекцией спорной суммы налога обществу по результатам камеральной налоговой проверки, суд апелляционной инстанции заключил, что доначисление и предложение уплатить эту же сумму налога по результатам выездной налоговой проверки привело к возложению на общество необоснованного и экономически неоправданного бремени.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации, отменяя постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа, согласилась с данными выводами Третьего арбитражного апелляционного суда, в частности, указав на то, что в рассматриваемом случае признание сделки по продаже имущества недействительной означает, что реализация имущества не состоялась и предусмотренные п. 1 ст. 38, пп. 1 п. 1 ст. 146 НК РФ основания для внесения соответствующей суммы налога в бюджет утрачены. Следовательно, налогоплательщик, в отношении которого применены последствия недействительности сделки, вправе требовать корректировки ранее исчисленного налога в сторону уменьшения. Главой 21 НК РФ прямо не установлен порядок корректировки у продавца ранее исчисленного налога в случае признания сделки по реализации недействительной. В такой ситуации само по себе то обстоятельство, что корректировка налога осуществлена обществом не в порядке применения налоговых вычетов в периоде возврата товаров (применительно к п.5 ст.171 НК РФ), а в рамках подачи уточненной налоговой декларации за период первоначальной отгрузки товаров, не свидетельствует о неправомерности действий общества, получившего возврат налога. Указанные действия не повлекли нарушения интересов казны. При этом, на момент вынесения решения по итогам выездной налоговой проверки общество было лишено возможности заявить о корректировке налога путем отражения налоговых вычетов за 4 квартал 2013 года, поскольку установленный п. 4 ст. 172 НК РФ срок предъявления к вычету сумм, ранее исчисленных при отгрузке товаров, истек. Налоговый орган лишил общество права на возврат из бюджета излишне внесенных сумм налога, подтвержденных по результатам ранее проведенной камеральной проверки.


О проведении открытого конкурса по выбору УК для многоквартирного дома

В ходе рассмотрения дела № А33-1777/2017 Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации, оставив без изменения судебный акт Третьего арбитражного апелляционного суда, вместе с тем не согласилась с его мотивировочной частью и сделала выводы, которые могут быть интересны всем собственникам помещений в многоквартирных домах.

В рамках указанного дела Третий арбитражный апелляционный суд рассмотрел апелляционную жалобу администрации Октябрьского района в г. Красноярске на решение Арбитражного суда Красноярского края от 27 апреля 2017 года, удовлетворившего требования ООО УК «Мир» о признании недействительным приказа администрации от 26.01.2017 № 6-адх и незаконными её действий по отказу в проведении открытого конкурса по отбору управляющей организации.

Суть спора заключалась в том, что администрация, первоначально назначив проведение открытого конкурса по отбору управляющих организаций для управления многоквартирными домами, затем своим приказом от 26.01.2017 № 6-ахд приняла решение отказаться от проведения открытого конкурса в связи с тем, что собственники помещений в данных домах выбрали в качестве управляющей организации общество «УК «Калининский» решениями общих собраний, оформленных протоколами от 23.01.2017.

Соглашаясь с выводами суда первой инстанции о несоответствии действий администрации закону, суд апелляционной инстанции признал, что собственники помещений в названных домах не выбрали способ управления и не реализовали решение о выборе способа управления; лица, принявшие участие в общих собраниях, решения которых оформлены протоколами от 23.01.2017, не обладали зарегистрированными в установленном порядке правами собственности на жилые помещения в многоквартирных домах в необходимом объеме.

Определением от 17 мая 2018 года № 302-КГ17-19413 Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации признала неверным указание судов на отсутствие у лиц, принявших участие в общих собраниях, зарегистрированного в установленном порядке права собственности в необходимомобъеме.

Поскольку участник долевого строительства фактически осуществляет права собственника, указанные в статье 209 ГК РФ, в отношении построенного объекта недвижимости с момента подписания передаточного акта, то именно с этого момента, а не с момента государственной регистрации права собственности, у него как у законного владельца наряду с правом пользования помещением в многоквартирном доме возникает обязанность по оплате расходов, связанных с его содержанием и содержанием общего имущества в многоквартирном доме, следовательно, участники долевого строительства спорных многоквартирных домов после подписания передаточного акта наделены правом по избранию и заключению договора с управляющей компанией.

Вместе с тем, исходя из положений ч. 2, 3, 4 ст. 161 ЖК РФ, подпункта 2 пункта 3 Правил проведения органом местного самоуправления открытого конкурса по отбору управляющей организации для управления многоквартирным домом, утвержденных постановлением Правительства РФ от 06.02.2006 № 75, а также решения Верховного Суда Российской Федерации от 10.08.2009 № ГКПИ09-830, коллегия пришла к выводу о том, что конкурс не должен проводиться только при условии, что в течение года до дня его проведения собственники помещений в многоквартирном доме не только приняли, но и реализовали свое решение о выборе способа управления этим домом.

В рассматриваемом случае в протоколах общих собраний от 23.01.2017 указывается на утверждение условий договоров управления между собственниками помещений и обществом «УК «Калининский» с 01.03.2017, а также на вступление этих договоров в силу с 01.03.2017. Договоры управления многоквартирными домами датированы 01.03.2017. Таким образом, по состоянию на 26.01.2017 собственники помещений приняли, но не реализовали решение о выборе способа управления домами. При указанных обстоятельствах у администрации отсутствовали основания для отказа от проведения конкурса по отбору управляющей организации для управления многоквартирными домами.