Плательщик вправе вернуть уплаченный НДС после признания сделки недействительной

30.05.19 в 22:47

Александр ВОСКОБОЙНИК, помощник юриста Красноярского филиала ЗАО Финансовая правовая группа «АРКОМ»

ЮРИДИЧЕСКАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

Верховный Суд указал, что корректировка налога в рамках подачи уточненной налоговой декларации не свидетельствует о неправомерности действий общества, получившего возврат налога.

Определением по делу № 302-КГ17-16602 Верховный Суд удовлетворил кассационную жалобу Общества, которое оспаривало решение судов по делу о корректировке налоговой обязанности при применении последствий недействительности сделки.

В 2011 г. Общество продало Компании ряд объектов движимого имущества, после чего исчислило и уплатило в бюджет НДС за 2 квартал 2011 г. в сумме 100 млн руб. В 2013 г. договор купли-продажи был признан недействительным: покупатель вернул имущество продавцу, а тот возвратил денежные средства.

Основываясь на том, что недействительная сделка не влечет юридических последствий и недействительна с момента ее совершения, Общество представило уточненную декларацию по налогу на добавленную стоимость за 2 квартал 2011 г. с уменьшением суммы исчисленного налога на 100 млн руб. в результате исключения стоимости отгруженных товаров из налоговой базы.

Решением инспекции, вынесенным по результатам камеральной проверки указанной уточненной декларации, Обществу был возвращен излишне уплаченный в бюджет налог. В последующем по результатам выездной налоговой проверки инспекция пришла к выводу о том, что применение последствий недействительности сделки является одним из случаев возврата товаров налогоплательщику. Для этого случая положениями п. 5 ст. 171 и п. 4 ст. 172 НК РФ установлено, что вычет сумм налога, предъявленных продавцом покупателю и уплаченных продавцом в бюджет при реализации товаров, производится после отражения в учете соответствующих операций по корректировке в связи с возвратом товаров. Следовательно, сумма налога в 100 млн рублей, по мнению налоговой службы, подлежала заявлению к вычету не ранее 4 квартала 2013 г. и Общество неправомерно скорректировало свою налоговую обязанность за 2 квартал 2011 г.

В связи с этим было вынесено решение о привлечении Общества к ответственности за совершение налогового правонарушения, которым ему доначислены налог на прибыль за 2012 г. в федеральный бюджет и в бюджет субъекта РФ, НДС за 2 квартал 2011 г., за 4 квартал 2012 г., налог на имущество организаций за 2011–2012 гг., соответствующие им пени и штраф.

Общество обжаловало решение налогового органа, в результате чего оно было отменено в части начисления пени по налогам на имущество и на прибыль организаций, зачисляемой в бюджет субъектов РФ, с учетом перерасчета. В остальной части решение было оставлено без изменений. В связи с этим Общество обратилось в арбитражный суд с требованием признать правовой акт недействительным.

В свою очередь арбитражный суд признал решение инспекции недействительным в части доначисления налога на прибыль организаций в сумме 3 млн руб., НДС в сумме 25 тыс руб., налога на имущество в сумме 12 млн руб., начисления соответствующих сумм пеней и взыскания налоговых санкций. В удовлетворении остальной части заявленного требования было отказано.

В своем решении суд сослался на ст. 169, 171, 172 НК РФ и ст. 167 ГК РФ и пришел к выводу, что проведение двусторонней реституции в 2013 г. ввиду признания совершенной в 2011 г. сделки недействительной является новой хозяйственной операцией, которая подлежит отражению налогоплательщиком в бухгалтерском и налоговом учете на дату ее совершения.

Апелляционный суд отменил решение нижестоящей инстанции в части отказа в удовлетворении заявления Общества о доначислении налога на добавленную стоимость в сумме 100 млн руб., а в остальной части оставил его без изменения, а суд округа указал, что у налогового органа отсутствовала обязанность учитывать право налогоплательщика на вычет налога в сумме 100 млн руб. за 4 квартал 2013 г. в рамках выездной налоговой проверки, поскольку данный налоговый период выходит за ее пределы. При этом вычеты, заявленные в уточненной декларации за 4 квартал 2013 г., могли быть зачтены инспекцией в счет выявленной по результатам выездной проверки задолженности только по результатам камеральной проверки уточненной декларации, после установления инспекцией правомерности налогового вычета.

Поскольку Общество права на налоговые вычеты в спорной сумме не заявляло, кассация отменила постановление апелляционной инстанции по эпизоду, связанному с доначислением НДС, оставив в этой части в силе решение суда первой инстанции. В остальной части обжалуемые судебные акты были оставлены без изменения.

Не согласившись с выводами суда кассационной инстанции, Общество обратилось в Верховный Суд. Судебная коллегия по экономическим спорам, рассмотрев дело, указала, что в данном случае признание сделки по продаже имущества недействительной означает, что реализация имущества не состоялась и предусмотренные п. 1 ст. 38, подп. 1 п. 1 ст. 146 НК основания для внесения соответствующей суммы налога в бюджет утрачены. Следовательно, налогоплательщик, в отношении которого применены последствия недействительности сделки, вправе требовать корректировки ранее исчисленного налога в сторону уменьшения, учитывая гарантированное подп. 5 п. 1 ст. 21 НК право на возврат сумм налога, внесенных в бюджет излишне (при отсутствии объекта налогообложения).

Кроме того, ВС отметил, что гл. 21 Налогового кодекса прямо не установлен порядок корректировки у продавца ранее исчисленного налога в случае признания сделки по реализации недействительной. Указанные действия не повлекли нарушения интересов казны, поскольку обязанность по уплате налога за 2 квартал 2011 г. изначально была исполнена Обществом в полном размере, указал Суд.

Судебная коллегия отменила постановление суда округа, оставив в силе решение суда апелляционной инстанции.


Материал предоставлен редакцией
газеты «Правовое обозрение»